Михаэль Бабель

Прощай, Израиль... или Последняя утопия

Книги

hebrew english

ПРЕДОБВАЛЬНЫЕ БУДНИ
Книга 1: ПОКУШЕНИЕ

 

18.9.2004

 

ПОКУШЕНИЕ

 

 

1. Жалоба в полицию (книжный вариант)

 

 

"3 июля 2003 года мне позвонил Гидон. Он пригласил в свою контору в промзоне Иерусалима - Гиват-Шауле, в промышленных зданиях «Сапир», дом номер четыре.

 

Место знакомое по моим прежним работам.

 

Обычное дело - такое приглашение. Я инженер, двадцать шесть лет частник, мои данные в телефонной книге.

 

На мой вопрос, какой номер конторы, Гидон ответил, что находится она на среднем этаже.

 

В зданиях «Сапир» три и четыре этажа, зависит, с какой стороны смотреть.

 

- Так какой номер? - спросил его.

 

- Возле лестничной клетки, - ответил он.

 

Иногда нет номеров.

 

Гидон дал два телефона, по которым позвоню, когда подъеду. Выходят встретить, если трудно найти.

 

Приглашение на 6-е июля в 17:30 вечера.

 

Для Иерусалима час не поздний, но не для промзоны. В это время огромный двор между промышленными зданиями, обычно забитый машинами, пуст, все конторы закрыты, ни живой души, работают только до 16:00.

 

6-го июля в 17:15 я позвонил Гидону, что опоздаю на четверть часа. Обычно опозданием недовольны. Но он предложил не спешить и встретиться позже, в 18.30.

 

В 18:15 я въехал в огромный каменный колодец между промышленными зданиями, только несколько редких машин. Сразу за въездом свернул и встал между двумя машинами.

 

Вышел, закрыл машину. Тихо, как на кладбище.

 

Быстрым взглядом окинул знакомое мне место. Дома - стенки каменного колодца, с наружными открытыми коридорами.

 

На третьем этаже дома номер четыре увидел единственного человека на всю эту пустоту. Крупный человек вытянулся в мою сторону, рука впереди, а в ней, похоже, телефон.

 

Махнул ему рукой, но он испарился в сторону лестничной клетки.

 

Я пошёл к этому подъезду и звонил по двум номерам телефонов: один - отключен, второй - надрывался от гудения.

 

Высшая Сила развернула меня обратно, потащила к машине, открыла заднюю дверцу вместе со мной, потому что я мешкал, затолкала на заднее сиденье и закрыла дверцу.

 

Я продолжал звонить.

 

Вдруг взорвался воздух от мотоцикла без глушителя. А я жал на спасательные кнопки телефона.

 

Стенки машины не спасали от грохота.  

 

Хотел посмотреть в окно, но не мог шевельнуть головой. Высшая Сила вдавливала меня в сиденье, и я съезжал вниз, между сиденьями, пока голова не опустилась ниже окна.

 

Мотоцикл на сверхскорости резал двор из конца в конец, от дома к дому. Взрывы мотоцикла без глушителя усиливал каменный колодец.

 

Последний взрыв перешёл в пронзительный уносившийся свист.

 

Тяжелая и долгая минута улетела вместе с улетевшим мотоциклом.

 

Такой тишины после мотоцикла без глушителя я ещё не слышал.

 

Не смотрел по сторонам.

 

Перешёл на переднее сидение, медленно сделал реверс и выехал со двора.

 

Было - 18:30. Пустые шоссе опустевшей промзоны. Семафоры только зеленые. Быстро уехал далеко.

 

В 18:40 зазвонил телефон.

 

- Михаэль, где ты? - спросил Гидон, удивленный и испуганный.

 

- На Агрипас, - ответил.

 

Я ехал в полицию на «Русском подворье» подать жалобу о покушении.

 

Обычное дело - звонок после несостоявшейся встречи. И если по моей вине - ответ однозначен: а пошёл ты...

 

Гидон молчал.

 

- Повезло вам, - продолжил я, споров глупость.

 

Гидон не отключал телефон.

 

- Повезло вам, повезло, - продолжал я пороть глупость.

 

Смешно, отметил его удачу, по сравнению с другими убийцами, вытащить меня на расстрельную площадку.

 

Я выключил телефон.

 

Заключение:

 

Не первый раз хотят меня уничтожить.

 

На этот раз - в промзоне, чтобы сказать, что это дело арабов или преступного мира.

 

В прошлый раз пригласил меня другой агент, по имени Морис, телефон 050-520621, - пригласил на пустынную площадку в районе Гило, которая простреливается из арабской Бейт-Джалы.

 

Это он, тот же агент Морис, снова всплыл за несколько дней до агента Гидона и снова приглашал меня куда-то. Я не дослушал и ответил, что не работаю.

 

Вот тогда позвонил Гидон.

 

Разве Гидон и Морис - не агенты кэгэбэ?

 

И еще другие были западни.

 

Например, избиение в «Саду роз» возле кнессета 22.12.1997, чтобы я ответил на избиение и получил пять лет тюрьмы. Безостановочно щелкали фотоаппараты. 

 

Но тюрьма не состоялась - я не ответил.

 

А разве эти двуногие с фотоаппаратами - не агенты кэгэбэ?

 

От инквизиции до израильского кэгэбэ - одно и то же: «Дайте нам человека - дело будет».

 

Или уничтожить.

 

Если даже будет найден какой-то преступник, то всё равно за ним стоит кэгэбэ, который прослушивает меня 25 часов в сутки и не пресёк покушения.

 

Заинтересован в моем уничтожении кэгэбэ государства, т.е. само государство.

 

Заинтересованы в уничтожении моих мыслей и книг.

 

Я горжусь этим.

 

Через три дня после покушения я передал в типографию рукопись трилогии: «Мой Израиль», «Мудаки», «Прощай, Израиль... или Последняя утопия».

 

29.7.2003 книга увидела свет.

 

В ней я пишу, что быть этому государству до 2018 года.

 

Кэгэбэ отвечает: А мы уничтожим тебя - сегодня!

 

Русский КГБ не уничтожил меня в 1972-ом за «Мой Израиль».

 

Израильский кэгэбэ хочет уничтожить меня за «Прощай, Израиль... или Последняя утопия».

 

Добрые люди спрашивают: «За что это они тебя?»

 

Значит, знают, что могут уничтожить».

 

Конец жалобы.

18.9.2004