Михаэль Бабель

Прощай, Израиль... или Последняя утопия

Разное

hebrew english

ПОПЫТКА ПОКУШЕНИЯ 6.7.2016

5.7.2016 Арье прислал электронное письмо: "Заканчивается срок поддержки вашего доменного имени. Могу ли я зайти к вам за этой суммой, после чего я продлю домен?" (Так!)

 

Он приходил много раз за письмами на его имя. На этот раз я опасался его прихода.

 

Я ответил: "Я бы сам мог отнести вам - как прикажете. Куда зайти?"

 

Мне хотелось знать местный адрес прописки моего сайта. И вообще.

 

Он ответил: " Я работаю в "Бейт Арель" завтра с 7 до 12. Вы можете мне передать там. Или в Рамоте после часа дня, возле остановки Реканати Бен Зеев". (Так!)

 

Что он где-то работает, я не знал.

 

Но знал, что своего адреса не даст.

 

Решил зайти в ешиву, где он учится.

 

Зайти без приглашения в общественное место - самое надёжное для меня.

 

Но он пригласил подойти к зданию его работы или стоять на пустой автобусной остановке опустевшего в дневное время Рамота - самое не надёжное для меня.  

 

Позвонил в ешиву, чтобы выяснить, где она находится и на месте ли он.

 

Ответили, что он уже не учится.

 

Тогда лучше подойти к зданию его работы, чем стоять на пустой остановке.

 

Спросил его: "А где "Бейт-Арель"?"

 

Он ответил: "В самом конце улицы ам веоламо есть стоянка, я там. Это конфей нешарим мерказ шатнер". (Так!)

 

Я хотел подойти к его работе, а он приглашает на стоянку машин.

 

Место безлюдное, только иногда редкая голова торчит изредка между машинами, да широкое шоссе рядом - место не только не надёжное, но и опасное. И хуже для меня, чем улица возле его работы. 

 

"Я там" - говорит он мне.

 

А как понимать "я там"? Ждёт меня там? Или выскочит ко мне?  

 

Ну, вот я там, ищу его, смотрю по сторонам, звоню ему.  

 

На меня, единственного на стоянке, навести киллера просто, а широкое шоссе скроет убийцу быстро. Отстрел из дома тоже возможен, потом уходят дворами. Но есть и тихий вариант - затащить в машину уже полумёртвого. А тело подбрасывают в не скучное место для гомососов у телеэкранов.

 

Этот тихий, не надоевший вариант - самый вероятный.

 

Я не знал, где улица "Ам веоламо", но хорошо знаю "Мерказ Шетнер" и большую стоянку перед ним у широкого шоссе "Канфей нешарим". Знаю по тридцатилетней работе инженером-частником с пекарней "Анжел", хлеб которой все едят. Пекарня огромная и тянется вдоль шоссе "Канфей нешарим" на двести метров, по моим чертежам.

 

Так если уж говорить, где находится эта стоянка машин, лучше сказать, что рядом с "Анжелом", но никак не рядом с "Мерказ Шетнер", который много меньше "Анжела" и никто не знает его названия. А на "Анжел" любой покажет.

 

Работая с "Анжелом", я только через лет пятнадцать узнал название "Мерказ Шетнер", когда надо было указать это на чертеже для министерства здоровья.

 

А огромная надпись "Анжел" красуется над шоссе "Канфей нешарим".    

 

Я не знал название узенькой улочки между "Анжелом" и "Мерказ Шетнер" и выходит на шоссе "Канфей нешарим". С другой стороны "Мерказ Шетнер" тоже есть узенькая улочка и тоже выходит на шоссе, и её название я не знал. И между двумя улочками стоянка возле шоссе.

 

Подумал, что одна из этих улочек и есть "Ам веоламо", а "Бейт-Арель" один из домов "Мерказ Шетнер". Ведь он написал: "В самом конце улицы ам веоламо есть стоянка, я там. Это конфей нешарим мерказ шатнер". (Так!)

 

Мне было интересно после многих лет работы с "Анжелом" узнать название этих улочек. Я развернул карту.

 

На карте эти улочки были без названий.

 

Улицу "Ам веоламо" нашёл не сразу, она почти в полкилометре от стоянки. И даже ещё по другую сторону шоссе "Канфей нешарим".

 

Так как понять: "В самом конце улицы ам веоламо есть стоянка, я там. Это конфей нешарим мерказ шатнер". (Так!)

 

Я долго смотрел на карту, но думал не об этом.

 

Как ловко подставили его мне.

 

Одна местная мадам Дина имела виды на меня бесхозного, после смерти жены, а я мычал и не телился.

 

Однажды стоял в очереди в продмагазине, а в соседней очереди мадам. Сказал ей приветливо "добрый день", а она огрызнулась. А я подумал, ну, и слава Б-гу.

 

Но очень скоро на автобусной остановке, как ни в чём не бывало, подъехала ко мне скромненько и дружески, что она занимается квартирным посредничеством.

 

Раньше за ней это не водилось.

 

Спросил для вежливости, как идут дела. Неопределённо пожала плечами и лицом.

 

А я откликнулся, что сдаю для молодожёнов.

 

Через несколько дней, 13.7.2014, она привела ко мне молодожёнов из Украины. В это же время пришла ещё одна молодая пара. Раньше не видел их и твёрдо стоял за клиентов мадам, мол, они первые.

 

А когда вторая пара, наконец, сдалась и уходила, молодой человек сказал мадам, назвав её по имени, чтобы она поискала и для них. А его молодая поработала пару недель в продмагазине, и они исчезли из района.

 

Мой жилец оказался специалистом по компьютерам. Мне, чайнику, это понравилось, и я перевёл на него сайт моих книг. А он поставил какую-то коробочку в куче проводов у моего компьютера. У меня всегда много вопросов по компьютеру и я попросил его помочь за плату. Он обещал. И за несколько месяцев помог два с половиной часа. То бабушка его больна где-то на юге, то жена молодая требует внимания, то ещё что-то.

 

Когда началась волна последних покушений на меня, они срочно сбежали, а он забрал свою коробочку. Я спросил, для чего она была. Он ответил, что она помогла перевести мой сайт на него. А я ещё спросил, почему мой компьютер зверем рычит. Он снисходительно, но вежливо разъяснил не сведущему: "Так это же эйч-пи! Такая марка". 

 

А я подумал, что нет ничего надёжнее, чем хранить сайт у чекистов, когда весь интернет схвачен ими.

 

Да что там интернет - они везде под боком...

 

...Карта не прибавила мне название узеньких улочек, между ними "Мерказ Шетнер"  и стоянка машин, на которую меня вытаскивали.

 

Я решил завтра сочетать приятное - пообщаться с чекистами, с полезным - поработать на "Анжеле".

 

6.7.2016 с утра я поработал, а за час до двенадцати позвонил ему, что я недалеко от стоянки, работаю на "Анжеле" и выйду к нему, только пускай позвонит за пять минут, как подойдёт.

 

Потому что "Анжел" огромный, говорю ему, а я работаю далеко от проходной будки, и мне требуется время, пока я доберусь до неё.

 

К двенадцати он позвонил, и я заспешил по пекарне. Я встал в проходной будке с широким обзором, даже дверь стеклянная. И просматривал шоссе и стоянку, до которой было всего-то ширина узенькой безымянной улочки. Его не видел ни близко, ни далеко.

 

Я позвонил:

 

- Не вижу вас. Где вы?

 

- Я у "Анжела", - ответил он.

 

- Нет вас здесь.

 

- Стою у "Анжела" на Канфей Нешарим.

 

- Вот проходная, я в ней стою, возле шлагбаум для грузовиков, рядом стоянка, рядом "Мерказ Шетнер", рядом "Канфей Нешарим". А где вы?      

 

- Я в кафе "Анжел". Вы же сказали в "Анжеле".

 

Он написал мне: "В самом конце улицы ам веоламо есть стоянка, я там. Это конфей нешарим мерказ шатнер". То есть он будет на стоянке. А сейчас врал нагло.

 

- "Анжел" - огромный завод, возле него стоянка. А вы в ста метрах от стоянки, по другую сторону. Идите сюда. Я не могу выйти из проходной, - соврал я.

 

Им можно. А мне нельзя?

 

- А в какую сторону идти?

 

- Идите к стоянке, пройдите её, там начинается "Анжел", а я в проходной.

 

Пришёл он скоро, смущённо улыбался, раскраснелся. Я приоткрыл дверь, отдал деньги и поблагодарил.

 

Надо было идти домой, но я послонялся на "Анжеле".

 

12.7.2016 он прислал ещё письмо: "Заканчивается срок оплаты хостинга. Мы можем с вами встретиться, чтобы вы мне передали средства для оплаты хостинга". (Так!)

 

Прошло всего несколько дней от первой платы.

 

Год назад обе ежегодные платы я оплатил ему вместе.

 

Нет смысла разделять их сейчас, деньги небольшие. А сложности встречи большие: или ему приходить ко мне два раза, или мне ехать из одного конца Рамота до другого конца, или ехать в далёкий другой район.

 

Чекисты разделили небольшую плату на два раза - так больше возможностей вытащить меня на расстрельную точку.

 

На следующий день, 13.7.2016, я отправился на "Анжел" сочетать полезное - поработать, с приятным - пообщаться с чекистами.

 

Ближе к двенадцати я позвонил ему и предложил встретиться, как в прошлый раз. Он ответил, что не может выйти.

 

Чекистам ненужно снова быть у проходной.

 

Вернулся домой.

 

Ответил на его письмо: "На Анжеле не буду в ближайшие недели, я там не работаю, я частник. И ехать куда-то не для меня. Дайте любой адрес, и я вышлю чек".

 

Он дал адрес: ""Ам веоламо" 3 "Бейт-Арель", Иерусалим охраннику Арье". (Так!)

 

Назавтра поехал к нему в "Бейт-Арель" ближе к двенадцати часам.

 

Шикарное здание, большой холл, красивое невысокое ограждение для охраны, и внутри молодуха.

 

Спросил её, где Арье-Лейб?

 

Ответила, что она не знает такого, и посоветовала подняться этажом выше, там есть ещё охрана.

 

Поднялся, спросил, там тоже не знали такого.

 

Спустился в холл, подошёл к ограждению для охраны, внутри увидел его в красивой новенькой форме.

 

Молодуха что-то ему поясняла, показывая на приборы. Сдавала смену.

 

Сказал ей, что это он Арье-Лейб. Она немного смутилась, сказала, что знает его под другим именем, и ушла.

 

Я отдал ему деньги и поблагодарил.

 

Недалеко в сторонке стоял разводной охранников и наблюдал пытливыми глазами.

 

Чекисты заботятся о своей большой армии.

 

Написал ему письмо: "Пришлите, пожалуйста, квитанцию или расписку об оплате, на какой срок, ваши данные, адрес, подпись".

 

Получил ответ: "Михаэль Бабель оплатил хостинг сайта и доменное имя с августа 2016 по август 2017. Ответственный за оплату Арье Лейб (Леонид) Вирин". (Так!)

 

...Так что ждёт генпрокурор, единственный с полномочиями, заговаривая мне зубы письмом от 29.3.2016 об обжаловании одной из десятка жалоб о покушениях?

 

Что ждёт тринадцать лет от покушения в 2003?

 

В это время его товарищи по оружию делают мне покушение 6.7.2016 возле пекарни "Анжел", где работают триста арабов - чтобы списать на них моё убийство.

 

То есть генпрокурор ждёт, что меня убьют.

 

И бросит в мусор моё дело.

 

Жена моего сына спросила:

  

- Что мы подарим к вашему восьмидесятилетию?

 

Ответил:

  

- Помолитесь.

 

15.8.2016. Жив буду - продолжу.