Михаэль Бабель

Прощай, Израиль... или Последняя утопия

Разное

hebrew english

УБИЙСТВО ЕЛЕНЫ БАБЕЛЬ 2-3.12.2007

Как убили Любимую для расправы с врагом народа.

Письмо руководству больницы "Шаарей Цедек". 28.9.2008.

"3.11.2007 скончалась жена в больнице.

2.11.2007 я спал в кресле возле жены и в ранние утренние часы открыл глаза. На её лице была кислородная маска, она тяжело дышала. Возле кислородного крана стояла медсестра отдела. После этого прошёл примерно час. Я встал проверить, как сидит маска на лице и какое давление кислорода. Увидел, что кислородный кран закрыт и шарик не "танцует". Голова и грудь жены тяжело поднимались и падали.

Побежал к медсестре, почти кричал в сонной тишине: "Ты закрыла кислородный кран!"

Она молчала, слова не проронила. Ждала от меня поступка, который суд назовёт уголовным.

Рассказал дежурной за конторкой в коридоре, что сделала медсестра. Та посоветовала обратиться к старшей медсестре отдела.

Начал искать старшую, тут она и появилась. Рассказал и ей о случившемся и попросил принять мою жалобу. Её лицо выражало нежелание заниматься моей жалобой.

В это время появился дежурный врач. Рассказал ему о случившемся. Он пошёл в комнату медсестёр. А я спрашивал ещё людей, как мне подать жалобу в эти ранние часы. Дежурный врач сказал, что он уже составил жалобу.

Через год, 24.9.2008 посетил отдел, в котором скончалась жена. Встал в коридоре, а мимо проходит медсестра, которая выключила кислород. Смотрел на неё в упор, а она смотрела прямо перед собой.

Какая реакция была со стороны руководства больницы на поступок медсестры по имени Ора (а по-русски Света)?"

Письмо руководителя отдела обслуживания больного директору больницы. 10.11.2008.

"В конце ухода по обслуживанию больного медицинская сестра закрыла по ошибке кислородный кран вместо ингаляционного крана и немедленно с выходом из комнаты мужа, который показал ей на это, она возобновила подачу кислорода моментально".

Письмо руководителя больницы. 19.11.2008. "Я извиняюсь за ошибку, которая, как сказано, исправлена и, как объяснено вам, не было в ней намерения подвергать опасности вашу жену. Происшествие расследовано и даны соответствующие указания".

Письмо министру здоровья. 11.12.2008.

"3.11.2007 скончалась жена в больнице "Шаарей Цедек".

2.11.2007, в ранний утренний час, медсестра отключила подачу кислорода в кислородную маску на лице жены. Дежурный врач принял на месте мою жалобу.

Прошёл почти год, но я не слышал ни от кого ничего по этому делу.

Посетил отдел, в котором скончалась жена, и увидел ту медсестру, которая всё ещё работает в больнице.

Послал руководству больницы письмо, в котором есть вопрос: "Какая реакция была со стороны руководства больницы на поступок медсестры?"

Прошёл год, ответили после добавочного моего письма. В ответе есть слова: "В конце ухода по обслуживанию больного медицинская сестра закрыла по ошибке кислородный кран вместо ингаляционного крана и немедленно с выходом из комнаты мужа, который показал ей на это, она возобновила подачу кислорода моментально".

А ведь в моей жалобе: "Я спал в кресле возле её постели и в ранние утренние часы открыл глаза. На её лице была кислородная маска, она тяжело дышала. Возле кислородного крана стояла медсестра отдела. После этого прошёл примерно час. Я встал, как обычно, проверить, как сидит маска на лице и какое давление кислорода. Увидел, что кислородный кран закрыт и шарик не "танцует".

Моя жалоба не об ошибке, а об убийстве".

Письмо госконтролёру. 11.12.2008.

"Обсуждаемое: Моя жалоба министру здоровья об отключении подачи кислорода моей жене медсестрой в больнице "Шаарей Цедек".  Я подал министру здоровья жалобу по вышеназванной теме.

К министру я обратился после годичного ожидания ответа от больницы, которая называла убийство "ошибкой".

Но так как из моего опыта я знаю, что министр не отвечает на мои жалобы и потом уверяет, что не получал их, и потом уверяет, что жалоба не понятна ему, и чтобы не потерять ещё год (например дело № 374813), и так как министры спешат в ближайшее время пересесть в другие кресла, я обращаюсь прямо к госконтролёру срочно расследовать дело об убийстве".

Письмо госконтролёра. 21.12.2008.

"Обсуждаемое: Ваше письмо от 11.12.2008 по делу минздоровья.

Ваше письмо мы перевели на обслуживание профессору <...>, который проверит ваши претензии и ответит непосредственно вам".

Письмо министра здоровья. 22.12.2008.

"Ваше обращение переведено на проверку профессиональной инстанции в руководстве медицинского центра "Шаарей Цедек". По окончании проверки ваше обращение получит прямой их ответ". 

Письмо министра здоровья. 30.12.2008.

"Начали проверку жалобы, по окончании проверки объявим вам наши находки. Хочу объяснить вам, что в природе вещей, проверка иногда может продолжаться долгое время".

Письмо госконтролёру. Копия министру здоровья. 22.7.2009.

"Обсуждаемое: Долгая проверка без ограничения времени министра здоровья моей жалобы об убийстве жены в больнице "Шаарей Цедек".

Министр здоровья на мою жалобу об убийстве жены 3.11.2007 в больнице "Шаарей Цедек" сообщил, что начал проверку и что "проверка может продолжаться долгое время". Прошло семь месяцев. Для умершего - ничто. Для живущего - долгое".

Письмо госконтролёра. 26.8.2009.

"Обсуждаемое: Ваша жалоба против министерства здоровья по делу о задержке хода вашей жалобе. Отдел общественных жалоб открыл проверку вашей жалобы согласно параграфу семь закона о госконтролёре".

Письмо госконтролёру. 3.11.2009.

"Обсуждаемое: Убийство Елены Бабель в больнице "Шаарей Цедек". 3.11.2009 - прошло два года со дня её убийства".

Письмо министерства здоровья, отдел жалоб. 14.12.2009.

"Обсуждаемое: Ваша жалоба от 28.9.2008. (Прошёл год и три месяца - М.Б.). Группа обслуживания больного в отделе признаёт ошибку, которая сделана, когда кран кислорода был закрыт.

Письмо госконтролёру, министру здоровья, руководству больницы "Шаарей Цедек". 24.5.2010.   

Тот кэгэбэ признал, что убил миллионы. Признал и дела помельче, например, попытку отравить писателя Войновича.

Этот кэгэбэ не такой: не признал маленькое дельце, например, убийство Елены Бабель. Не признает, что убил тысячи.

А если попался, называет убийства "ошибками". И защищает "ошибки" новыми убийствами.

А была не ошибка.

В ранние утренние часы больничной палаты я открыл глаза и увидел эту медсестру возле кислородного крана. Она застыла, не шевелилась. Мои открытые глаза она не видела, но раскладное кресло, на котором я спал, страшно скрипучее.

Так она и стояла. Долго. Пока я снова не уснул.

Через час я поднялся и подошёл к кислородному крану. Он был закрыт.

Что она делала в темноте возле крана?

Чтобы видеть показания прибора, счётчика, зажигают малый свет возле них.

Это не ошибка".

Конец письма.

Свою ошибку в убийстве Елены Бабель кэгэбэ защитит убийством Михаэля Бабеля.