Михаэль Бабель

Прощай, Израиль... или Последняя утопия

Разное

hebrew english

Партийная пресса

Предисловие 1

19.12.1996 (29.12.1996 - повторно)

Ув. господин Э.Кузнецов, предлагаю статью о партийности русскоязычной прессы. Статья сделана по материалам газеты "Вести". Но могла быть сделана по материалам любой русскоязычной газеты.

Мой выбор пал на "Вести" по причине, что председателем редакционного совета газеты был Н. Щаранский - председатель партии еще задолго до ее явления народу.

Русскоязычные газеты много лет делали партию. Будили вечных партийцев.

Этот факт не испарится от непубликации данной статьи.

Не надо бояться того, что было и все еще есть. Надо бояться того, что может быть, если не сказать о том, что было.

Разве не будет ближайшее будущее большим испытанием, чем появление русской партии?

Предисловие 2

6.1.1997

Ув. г-да гл. редакторы русскоязычных газет, вот один из вашей братии расписался в своей неизменной партийности. Наверное, расписался за всех. Найдётся ли среди вас один не как все? В той совдепии такое бывало.

Партийная пресса

Н. Щаранский:
У нас есть отличная пресса, великолепные публицисты, дальновидные умы и горячие сердца, еще не развращенные политической кухней." Перед выборами в 1996.

Русскоязычная пресса она - не левая, не правая, а партийная.

Пресса девяностых вместе с завезшей ее иммиграцией девяностых ринулись энергично в 1992-ом скидывать ненавистное правительство правых, приготовившее караваны вместо амидаровских квартир, а потом так же энергично ринулись в 1996-ом скидывать ненавистное правительство левых, заховавшее американские десять миллиардов, вместо того, чтобы разделить на каждого иммигранта по две тысячи долларов.

Пресса и иммиграция девяностых, скинув первое правительство, дали зеленый свет мирному процессу Переса-Рабина-Шулы и Ёси, катастрофические последствия которого досмотрят любители светлого будущего, отчалив с ближних берегов к дальним берегам.

А скинув второе правительство, дали зеленый свет русской партии, вечные партийцы которой досмотрят с дальних берегов то, что натворили на ближних берегах, как сейчас вечные партийцы досматривают с ближних берегов то, что натворили на родных берегах.

Сегодня, чтобы властвовать, не нужно брать телеграф, телефон, почту, мосты. Нужно брать только газеты. А их еще и много. И все они одинаковые - по партийности. И брать их не надо, сами отдаются.

Русскоязычная пресса, как и завезшая ее иммиграция, не может не быть партийной. Это - прежняя жизнь: привычка, потребность, необходимость; продолжение прошлого опыта, умения, знания, что партия - ведущая и направляющая сила, коллективный организатор; и конечно, ностальгия.

Не такая ивритская пресса. Отдаваться она, конечно, отдается, как и положено при древнейшей профессии, но не партиям: от них, скучных, серых и унылых, левых, правых и центристских, она давно ушла к самому привлекательному идолу, к которому эти партии все равно тоже стремятся, - ушла от нечистых партий - к светлому будущему.

Для русской прессы новорожденный партийный дитятя еще дурно не пахнет. А пахнет молоком.

"...Ни у кого из них (члены кнессета от русской партии - М.Б.)... нет опыта пребывания в кнессете и обмана своих избирателей". (А. Носик, 19.9.1996, "Вести".)

Это - уникальное единство партии и прессы. Такого единства нет ни на иврите, ни на английском, ни на русском - на родине. Разве на Кубе еще так выражаются.

Снова смотри эпиграф - до жути похоже на маленького, лысенького, картавенького, с кепочкой в руке и на броневичке. И снова смотри Носика - до жути знакомая "отличная пресса".

Но разве только в кнессете учатся обманывать? А разве не достаточно родиться и жить в совдепии?

Вот госпожа Солодкина обманула советскую власть (а кто ее не обманывал), чтобы защитить кандидатскую, в которой 29 раз сослалась на маркса (попрошу ув. читателя не поправлять), 41 раз - на ленина (попрошу ув. читателя не), 14 раз - на энгельса (попрошу ув. читателя), 9 раз - на решения съезда кпсс (попрошу ув.), 2 раза - на постановления цк кпсс (попрошу), 1 раз - на брежнева (попр.), 4 раза - на "основоположников марксизма-ленинизма". (Свидетельствует доктор Ю. Нудельман в статье "Популярная фигура", 9.8.1996, "Н.Н.")

То, что госпожа Солодкина обманула советскую власть (а кто ее не обманывал), подтверждают ее защитники в прессе, мол, все так делали диссертации, то есть ее защитники согласны, что без обмана не проживешь. Правда, госпожа Солодкина отрицает наличие обмана: "Думаю, что читатель, прошедший жизненную школу в СССР и прямую абсорбцию в Израиле, понимает, что дело идет о политической травле". (М. Солодкина, 16.8.1996, "Н.Н") А может, и правда, она не обманула советскую власть? Может, она такая.

Но вот, что странно: оказывается, по Солодкиной, бывшая тамошняя жизнь - политическая травля. (Заодно оказывается, что здешняя прямая абсорбция, - тоже политическая травля. А непрямая абсорбция, прежняя, - она как? А в Израиле вообще как? Очччень интересные параллели!) Но если так оценивать "жизненную школу в СССР", - то зачем маркс, ленин, энгельс, съезд кпсс, цк кпсс, брежнев, основоположники марксизма-ленинизма?! Только для обмана.

Или господин Эдельштейн - разве он не скрыл от избирателя про паму-маму? За папу-маму мы не отвечаем. (Это там отвечали, не все, правда.) Но и скрывать не надо. Кто скрывает - тот обманывает.

А господин Бронфман - разве он не обманул свою родную рабочую партию, в которую он пришел с "чистыми руками"? (Это его любимые слова.) И будучи в родной партии, два года строил более родную русскую партию, и написал открытое письмо родной партии о выходе из нее, и от более родной партии пришел в кнессет. Опять с "чистыми руками"?

А господин Щаранский - разве он не обманывает, рассказывая, какой он герой. Это в стране, люди которой прошли лагеря уничтожения, советские и нацистские пытки, потеряли родных в бесконечной войне, стали инвалидами. Например, рассказал целому залу русскоговорящих ребятишек, как он первым вышел в Москве на демонстрацию с транспарантом. ("Иерусалимский еженедельник", 30.8.96). В мелочи обманул. Ни первым не вышел, ни десятым, ни двадцатым. А кто обманывает в малом - обманывает и в большом.

Примеры, примеры - множество. Только бы работать. Но это не для "великолепных публицистов": "...мнение конструктивных оппонентов партии Исраэль ба-алия мне очень интересно было бы послушать". (А. Носик, 19.9.1996, "Вести")

Как?! Пресса хочет послушать?! "О-о-отличная пресса"! А разве не наоборот - читатель хочет услышать от прессы! Разве уж так и нечего услышать, кроме "великолепной публицистики"?:

"За первые 100 дней пребывания в кнессете министры и депутаты от Исраэль ба-алия не дали никому... оснований обвинить их в электоральном обмане..." (А. Носик, 19.9.1996, "Вести")

А разве это не электоральный обман? - слова Щаранского ("Вести", 4.7.1996), что "подавляющее большинство министров", а не только он с товарищем по партии, проголосовали за сокращение бюджета: десять - за сокращение и пять - против сокращения. Но если бы он с товарищем проголосовали против сокращения, то было бы: восемь - за сокращение и семь - против сокращения. И нет "подавляющего большинства".

А зачем вообще ссылаться на "подавляющее большинство"?

Чтобы подавлять. Потому что электорат партии вообще и всегда за подавляющим большинством.

А зачем паниковать, что положение катастрофическое?

Чтобы стояли пятки вместе, носки врозь.

Разве положение не катастрофическое последние сорок восемь лет и до?

Обман тянет за собой новый обман: "Голосовал за сокращение бюджета с чистой совестью!" (Н. Щаранский, "Вести", 4.7.1996)

Это чистейший обман - прикрываться чистой совестью.

А разве это не электоральный обман? - слова Щаранского в газете "ха-Арец", что "чиновники минфина торпедировали соглашение с Нетаниягу и Меридором о строительстве хостелей для олим"? Так уж чиновники обманули-торпедировали! Это "чистые руки" и "чистые совести" не торпедировали чиновников, министров, премьера, правительство.

Без обмана (а кто не обманывает) - не проживешь. На иврите и на английском научились крутиться и не стесняться за неимением "отличной прессы" и "великолепных публицистов".

На русском - "отличные" и "великолепные" переведутся ли вообще: "Практически они успели сделать не очень много: Щаранский, например, всего лишь реализовал в первый месяц пребывания в кнессете всю религиозную платформу МЕРЕЦа и Аводы за последние 15 лет - применительно к репатриантам. Достигнуты соглашения с верховными раввинами о гражданском браке и гражданском захоронении для неевреев - соглашения, о необходимости которых так долго говорили наши большевики со всех концов политического спектра, и ни хрена не сделали". (А. Носик, 19.9.96, "Вести")

Марафет с юморком, чтобы замарафетить заботу партии только о нееврее, который не может быть репатриантом, как репатриант не может быть неевреем.

И влетит в копеечку захоронение сотен тысяч неевреев, вместо того, чтобы они хоронились за свой счет на всевозможных, в изобилии для маленькой страны, кладбищах для христиан и мусульман за кругленькую сумму, чего они делать не хотят, а хотят бесплатных похорон.

И "наши большевики" - марафет с юморком, чтобы замарафетить новых большевиков, ведь "великолепные публицисты" из них.

В тамошних условиях ультраортодоксального атеизма, уничтожавшего еврейство, они через "отличную прессу" дурили головы, как дурят здесь: "Нормы танахического или галахического судопроизводства, в котором фигурируют такие категории, как "раб" и "хозяин", в котором женщина не может выступать ни судьей, ни свидетелем, в котором постулируется неравенство прав и юридической ответственности между большими группами граждан по праву рождения (категория коэнов, левиим, геров и мамзерим), представляются мне абсолютно неприемлемыми для современного демократического государства". (А. Носик, 5.9.1996, "Вести")

И задуренные там и здесь головы уже не слушают. А послушать есть что. У евреев никогда не было тюрем, бессмысленно и жестоко такое заведение, в котором не работают и обучаются худшему. Суд продавал вора в рабство, самое большее, на шесть лет. На вырученное от продажи покрывались убытки от воровства. Многие, обеднев или кому было трудно, сами продавались в рабство, чтобы пережить трудности и подкормиться. Купивший раба покупал себе хозяина: содержал и кормил всю его семью, а работал только один; если в доме была одна подушка пуховая и остальные соломенные, то пуховую отдавал рабу; если на столе был один кусок белого хлеба и остальной хлеб темный, то белый отдавал рабу; если был один стакан старого вина и остальное вино молодое, то старое вино отдавал рабу; если шел в баню, раб не нес за ним сменное белье - это считалось унизительным; если выходил из дома, не мог сказать рабу: работай до моего возвращения, - это считалось жестоким; если переехал жить в город, не мог оставить раба в деревне. Тора (Закон): "А над братьями вашими, сынами Исраэля, никто над братом своим да не властвует с жестокостью". Тора называет раба братом. А разве сегодня не было бы желающих продаться в рабство по Торе, чтобы пережить трудности, например, первых лет иммиграции? В справедливейшей несправедливости. Всеобщей справедливости не бывает.

И неравенство: коэн, леви, исраэли, гер, мамзер - справедливейшее из неравенств. Всеобщего равенства не бывает. Чтобы не приходило в голову еврею: "Мы наш, мы новый мир построим. Кто был никем..." Ни в пустыне. Ни в стране. Ни в галуте. И все-таки пришло в голову еврею сразу после получения Торы. В пустыне. Тогда и поднялись в первый раз первые большевики - Корах и двести пятьдесят сообщников против Моше, а значит, против Торы на борьбу за равенство для всех, а на деле, за неравенство для некоторых. Всех их с семьями и малютками поглотила земля. В который раз поднялись евреи-большевики против Торы в не так далеком семнадцатом на борьбу за равенство для всех, а на деле, за неравенство для некоторых. Тора запрещает подниматься в галуте на революцию, и требует молиться за существующую власть. Скольких поглотила земля с семьями и малютками - не счесть. Скольких еще поглотит земля за борьбу новых большевиков, поднимающихся против Торы...

И с еврейской женщиной - просто и понятно, но не тем, которые понимают толк в бабах - современных, демократичных, новых.

Убийца лишает человека только этого мира, лучший мир он отнять не может. Совратитель убивает человека и в этом мире, и для лучшего мира тоже убивает. У еврея-вора всегда есть шанс: вернуть украденное или за украденное, или сделать хорошие дела, если уже некому вернуть, или на последнем вздохе перед уходом обратиться к Всевышнему. У совращающего других коммунизмом, миризмом (мирный процесс), демократизмом, современизмом, новизмом - через газету, радио, телевидение, кино, книгу, партию, кнессет, лекцию, задушевную беседу - такого шанса, как у вора,- нет и нет ему прощения.

Другая задача "отличной прессы" и "великолепных публицистов" - защищать партию, находить врагов, уничижать их.

"За первые 100 дней пребывания в кнессете министры и депутаты от Исраэль ба-алия не дали никому (кроме разве что пары обиженных ватиков из ЦК Третьего пути да известного друга олим Байги Шохата) оснований обвинять их в электоральном обмане..." (А. Носик, 19.9.96, "Вести")

Вот всего-то их - пара! И за душой у них ничего нет - обиженные! И эти обиженные - ватики! И подвизались - в ЦК! (Ну так уж и пара. А обиженность - это единственная причина критики? А в русской партии нет ЦК? А ватик - уже чужой? А старожил - совсем чужой? А кто не знает русского - вообще чужой? А еврей - всегда чужой?)

Еще одна задача "отличной" и "великолепных" - светлое будущее. "...принята программа развития экономических связей с Россией - программа, которая будет иметь ощутимые практические последствия для десятков тысяч репатриантов, занятых именно в сфере российско-израильского бизнеса. Об этом ни у Польского, ни у Нудельмана мы не прочтем". (А. Носик, 19.9.1996, "Вести")

И кто эти "мы", которые не читали у Юлия Нудельмана аргументированные предостережения о торговле с Россией? ("Вести", 8.8.1996)

А на чем строится оптимистический оптимизм относительно России - на четырех мандатах в кнессет от "десятков тысяч репатриантов, занятых именно в сфере российско-израильского бизнеса" - свиного? (50000 по сведениям "Вести", 29.8.1996 и еще примерно 50000 голосующих членов их семей - М.Б.)

Еще одна задача "отличной" и "великолепных" - единство партии и народа.

"Хочется надеяться, что к 2000 году логика поведения Щаранского и других "русских" в правительстве и кнессете станет понятнее израильским обозревателям. И понимание это будет достигнуто не за счет повзросления наших представителей..." (А. Носик, 19.9.1996, "Вести")

Стоп... "Наших"? Читатели "Вестей" записаны в "наши"? А записывает в "наши" координатор партии по газете "Вести"? И всех поголовно? Так неуважительно к личности? А как же с "идеологическим плюрализмом", о котором печется "великолепный"? А весь-то плюрализм оказывается состоит из "наших" и ненаших.

Координатор партии не допускает, что "наши" могут быть ненаши. Ненаши вообще, всегда и везде. Ненаши еще оттуда. (Помнится, "наши" ненаших ставили к стенке.) Ненаши задолго до "наших" новых большевиков, включая новых "великолепных публицистов", оказавшихся здесь за полной ненужностью и невостребованностью в изменившихся там условиях.

Чтобы быть, например, выездными (пряники те же, тамошние). Только надо быть "дальновидным умом" и "горячим сердцем" (снова смотри эпиграф, подзабылся). И кается "великолепный": "Я сам поиграл с этим сюжетом..., но, видит Б-г (букву опустил М.Б.), исключительно потому, что нашел удобную и соблазнительную возможность дать выход своей иронии. Но оказалось, что игрушечный сценарий может восприниматься и вполне серьезно, а партию Щаранского можно представить потенциальным проводником российского влияния. Мне трудно разделить эти опасения. (А. Карив, 17.6.96, "Вести")

И вот "великолепный" уже выездной. И вот он сопровождает. Партийно-правительственную. И вот он в спецсамолете. И спецпаёк. И вот он в Америке. И вот он... И вот он опоздал в обратную дорогу. И вот из спецсамолета разносится на весь мир отеческая озабоченность самого!.. о пропавшем.

На отеческую заботу партии и правительства (из окошка самолета и из эпиграфа) - "великолепный" отвечает заботой о доказательстве исторической неизбежности и закономерности партии: "Возникновение олимовской партии открыло новый вид секторальности - социально-экономический, который является конкурентом привычной секторальности - религиозной. Мне представляется, что первая тенденция для современного общества значительно здоровее". (А. Карив, 17.6.1996, "Вести")

Научные доказательства: "мне представляется" - Карив; "представляется мне" - Носик. И современно. И демократично. И ново.

И вот "великолепный" уже выездной не в какие-то демократии, а на родину, чтобы факсировать о мировом величии партии и ее вождей: "Очень большой интерес вызывает в институте деятельность "русской" партии в Израиле. В подборках газетных публикаций института эта тема занимает много места. Один из экспертов посетовал, что никак не может достать книги депутата кнессета Марины Солодкиной". (А. Карив, 14.11.1996, "Вести")

О будущей отеческой заботе партии и правительства "отличная пресса" и "великолепные публицисты" позаботились задолго до выборов: "Щаранский, голос которого пробился сквозь немоту советских застенков, сумеет пробить..." и так далее высокохудожественно. ("Вести" 3.4.1996.) Предвыборная редакционная статья. Редакционного совета? Председателем которого долгие годы до самого последнего момента был Щаранский - председатель партии еще до ее явления народу. То есть очень возвышенно сам о себе.

Право, ведущая из партийных газет.

А что до всех остальных партийных газет - отделы пропаганды и агитации партии на добровольных (но не бесплатных) началах со своими "великолепными".

Что пользы газетам?

Так хочет партийный читатель?

Тогда понятно. Газета - это финансовое мероприятие. А не коллективный организатор.

Тогда всем газетам надо убрать в шапке: независимая газета.

А если все-таки коллективный организатор?

Тогда добавить в шапке: партийная газета.

Декабрь 1996